Автор

Лукас Инверницци статей 13

Каким будет «кризисный маркетинг»?

Записки из батискафа. 

Цель есть инструмент власти субъекта над будущим.

Ф. Бэкон

Из всей этой истерии, наблюдаемой нами, мы должны принять во внимание один самый важный факт: потребитель стал намного умнее, чем это предполагалось в эпоху «ДО». Ответа же на вопрос: «Наступила-ли эпоха «ПОСЛЕ»?» пока не получено. Но возможно –ли такой ответ получить в принципе? Однозначную эволюцию любой системы из прошлого в настоящее мы проследить в состоянии. А вот в точке выбора системой дальнейшего пути развития, т.н. точке бифуркации, однозначность прерывается, и возможности выбора разрастается в «древо возможного».  

Этим опусом я начинаю цикл статей, в котором я приглашаю читателя погрузиться в океан сегодняшних событий в моем батискафе с несовсем обычной оптикой.

Самое проигрышное занятие – предсказание будущего. Не пытаясь надеть на себя одежды Дельфийского оракула, постараюсь поделиться своими наблюдениями о парадигме будущего как о настоящем. О настоящем, в том числе через переосмысливание Новейшей истории, как явном воплощении будущего.

Все же нам не обойтись без некоторой формализации и посему, говоря о кризисных явлениях, реакциях, исторических параллелях etc, я буду придерживаться обыденно-понимаемой терминологии. Использовать интуитивно-понятную лексику, так сказать. Так же, в рамках формализации, следует учесть: маркетинг одной ногой опирается на экономико-статистический блок, а другой – в социально-антропологический. Т.е. для максимально-возможного понимания пути, который, возможно, приблизит нас к ответу на вопрос, поставленный Дмитрием Фроловым,  нам потребуется разобраться в исторических фактах экономических, политических и социальных явлений. Хочу только просить, уважаемый читатель, вдумчиво отнестись к моим словам в дальнейшем; я придерживаюсь принципа "будущее не предсказывают, а создают". Исходя из этого принципа  и отказываясь от физического трансцендентализма, т.е. от идеи рассматривать исторические явления вне времени и пространства, я определяю свое место наблюдателя как «здесь и сейчас».

Используя повествовательную логику, рассмотрим некоторые исторические явления с целью получения Знания о пройденном им во времени пути, т.е. о прошлом тех явлений, свидетелями и участниками («здесь и сейчас») мы имеем место быть. И целью я не ставлю выяснить, кто прав, «объясняльшики» экономисты \ «аналисты» маркетологи, выступающие с публичными заявлениями: «В ожидании коррекции рост цен может смениться спадом», или Лукас Инверницци сотоварищами. Нам важно другое – через понимание произошедших явлений сменить стратегию познания прошлого с целью сформировать относительно реалистичную модель будущего.

Дабы не касаться темы «критериев истинности», полученные конструкции не должны получать такого статуса. Рассматривать их следует только как наиболее вероятные пути развития систем.

Партия и Ленин -

                 близнецы-братья

кто более

                 матери-истории ценен?

Мы говорим Ленин,

                 подразумеваем -

                                 партия,

мы говорим

           партия,

                  подразумеваем -

                                 Ленин.

В.В. Маяковский. Владимир Ильич Ленин.

Экономика и маркетинг: близнецы-братья?

«Откуда есть пошла земля Русская» я уже писал. Напомню: «Волна финансовых потрясений, накрывшая экономику США в 70-х годах 20-го века, в очередной раз отодвинула реализацию Американской мечты вообще и внушительно опустошила кошельки американцев в частности. Напомню - в это же время выходит в свет первое издание Котлеровского труда. И в это же время давняя традиция хозяйственного анализа, т.н. европейская школа, густо разбавляется экономическими теориями. Математические абстракции экономистов весьма мало что могут сказать о потребителях и их жизненных ценностях, но зато их  знание и изучение дает весьма громадное чувство превосходства. Понятия, заложенные Адамом Смитом, получившие свое развитие в трудах Карла Маркса, а затем и воплощенные в кейсианской модели перекочевали в теорию маркетинга».

Следует заметить: экономические теории, «видно по коттону и лейблу» (с),  Made in USA. Рассусоливать «почему да как» Американский империализм стал доминировать всюду придется долго, это позже, факультативно, так сказать. Сейчас я просто аксиоматически сформулирую вывод: в Северных Америках созданы условия для накопления богатств. Не в Великобритании, не в Европе, и уж тем более не в Азии (куда там Нигерии в снегах). Именно в USA.

И вот эта блудница-экономика со своим рукоблудом-братом маркетингом объявили себя «помазанниками Божьими» (в качестве Творца тут: Деньги) принялись первая «онаучивать» (термин Ю.В.Латова,  доцента кафедры экономической теории ГУ-ВШЭ) желания финансовых «тузов» (см. Рейтинги Forbes*), а второй начал человека «переделывать», подгонять под товар.

*Справка. Первый список, опубликованный Forbes 2 марта 1918 года, включал 30 фамилий. Возглавлял рейтинг Джон Рокфеллер) ,

Интересное наблюдение: известная формула Товар-Деньги-Товар (т.е. фактическая формула потребления), столь любимая экономистами, трансформировалась в формулу Деньги-Товар-Деньги (формула перепродажи, инвестиционного пузыря). 

 Был такой   Председатель Федеральной резервной системы в США Алан Гринспен**, между прочим исповедующий иудаизм (об этом позже). Вот под его мудрым руководством, начиная с Рейганомики (экономическая политика США сформированная Администрацией президента Рональда Рейгана) и вплоть до «звонка» в начале 2006 года готовил и претворял всю эту политику дешевых денег, при котором там банки развивались, и все прочие кренделя и пряники НЕОГРАНИЧЕННОГО КРЕДИТА. Fersteen? Продажная девка империализма (экономика) направила финансовые потоки, обслуживающие ранее формулу потребления, в формулу спекуляций. Иначе: когда денег не просто много, а неприлично много – товары начинают дорожать, т.е. либо увеличивается потребление, либо уменьшается предложение товара на рынке.

**Справка. Умный все-таки дядька, вовремя слинял, буквально за несколько месяцев до обвала рынка ипотечного кредитования. Практически все компании, предоставлявшие ипотечные кредиты с низкими стандартами кредитования, заявили об убытках как раз в середине 2006 года, а ряд ипотечных операторов второго эшелона заявили о своем уходе с рынка, в некоторых случаях и о банкротстве. Очень сильно ситуация с «уходом» Кудрина схожа, по возможным последствиям…

Теперь пару фраз об иудаизме Алана Гринспена. Глава 65 книги «Кицур Шулхан Арух» (свода законов иудаизма) гласит: «Дающий в долг под проценты нарушает запрет, сформулированный в шести разных стихах (Торы), и лишается Воскресения из мертвых, как сказано: «Под проценты он давал в долг, с прибытком взыскивал долг – и оживет? Не оживет!» Механизм извлечения прибыли из денег иудаизм признает настолько разрушительным, что рекомендует применять этот метод в качестве оружия в духовной войне со своим лютыми врагами. О, как! Прямо таки готовая теория о мировом заговоре.

Справка. Ислам «А те, что зарабатывали хлеб свой ростовщичеством, встанут из могил, подобные тем, кого сатана поразил безумием, ибо говорили они: "Ведь продажа сродни ростовщичеству". Но Аллах разрешил продажу, а ростовщичество сделал запретным!..» (Коран 2:275)

Христианство. Ветхий Завет. «И если взаймы даёте тем, от которых надеетесь получить обратно, какая вам за то благодарность? Ибо и грешники дают взаймы грешникам, чтобы получить обратно столько же. Но вы... благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего». (Лк.6:34-35).

Собственно, все три монотеистические религии, только лишь исключают деструктивные случаи кредитования - извлечение дохода из манипулирования деньгами.

Роль нашего с вами маркетинга тут такова….

— Вы же женщина, а не солдафон. Пикантнее, пикантнее! И игривая улыбка! Вообще, пусть мужчины думают, что у вас всё в порядке. Дышите. Элегантнее пластику! И не надо брыкаться. Вы же не иноходец, а женщина.

Монолог Веры, х\ф «Служебный роман»,

Реж. Э.Рязанов

Пока экономика «виляла бедрами, как падшая женщина», ее единоутробный брат, тоже с далеко не идеальной репутацией, держась на мужественных плечах «объясняльщиков» (сиречь экономистов), занялся затуманиванием разума людей. Заменяя реальную картину Мира, искусственной картинкой, состоящей из ложных ориентиров. Такая подмена, реального на виртуальное, всегда сопровождается дезориентацией потребителя; выдавая виртуальные конструкции за  идеалы, маркетинг воздвиг, опираясь на социологию и социальную антропологию, здание одномерного будущего, где конечным ожидаемым продуктом являются…Деньги. Т.е. та самая формула спекулянтов Деньги-Товар-Деньги. Вот такой пердимонокль.

Естественный страх неопределенности будущего маркетингом затеняется с помощью манипулятивных технологий психиатрии и психоанализа. Конечно, теория бренда тут просто шедевральна! Достойна Нобелевки по экономике. В том понимании, что позволяет без особого труда трансформировать деньги в бОльшие деньги, не создавая при этом Товар ВООБЩЕ.

Маркетинг, надо признать, в этом смысле «обскакал» экономику. В той, хотя бы номинально, присутствует товар. Теория же брендинга целиком и полностью «замешана» на неосязаемых «величинах». Признаюсь честно. Мне не хватает глубины ума Карла Маркса для осознания величия этой теории. Ребята, это шедевр. Бренд имеют даже унитазные компании. Вы понимаете, друзья, к чему мы пришли?

А что дальше? А дальше произошло ровно то же самое, что случилось уже однажды. Но тогда это было настолько микроскопично, т.е. несомассштабно с последними явлениями, что практически не вспоминается, но, вероятно, лежит в основе сегодняшней истерии вокруг вопроса «успех лежит в интернете».

Длинную метаисторию появления WWW опустим, перейдем к интересующему нас факту. В конце 90-х в США был бум виртуальных компаний. История развития Интернет и WWW тут идет ровнехонько с нарастанием этого самого бума. И в апреле 2000 года все эти виртуальные компании оглушительно бумкаются, вместе с NASDAQ-ом. Так называемый «крах .com-ов». Принцип надувания «пузыря инвестиций» в тот раз были махинации с корпоративной отчетностью. И все это было репетицией более интересного и захватывающего аттракциона неслыханной щедрости под названием Производный финансовый инструмент (дериватив). Иначе говоря окончательное перетекание формулы Т-Д-Т в формулу Д-Т-Д произошло в апреле-мае 2000 года. «И тут Остапа понесло» (Ильф и Петров, 12 стульев).

Вот случилось чудо и экономический рост, умноженный на экономический рост, небывалый подъем всего и вся, вставание России с колен, нагибание туда же украин, грузий и прочих армений, погавкивания с Польшей…ну, вы сами знаете. Всемирное воцарение потреблядства.

В завершении, но с продолжением, наши любезные братья-близнецы, слившись в экстазе инцеста предстают перед нами во всем своем великолепии: «И цари земные любодействовали с нею, и купцы земные разбогатели от великой роскоши ее». (Апокалипсис.Откр.18:3)

Мировая закулиса и Россия.

Вослед объяснениям, догадкам, суждениям и непрекращающимся вопросам «Когда вторая волна?» и «Как действовать при кризисе?» могу утверждать следующее: все это полная чепуха. Сравнить можно только с риторикой вокруг вопросов о птичье-свином гриппе, катастрофой потепления климата и проблематикой «озоновой дыры».

Напряг бизнесов и ступор маркетолухов вызван тем, что беда мировой закулисы касается России только потому, что загнивающий капитализм давал Российским компаниям , капитанам бизнеса, много-много халявных денег. Деньги кончились и планы Ленгли по захвату российских активов по бросовым ценам провалился ввиду накопленных резервно-стабилизационных фондов. Иными словами «проблема» в России проблемой не является. Природа явления иная. В наших палестинах кризис получился потому, что не стало легких и халявных денег и не появилось вовремя иного способа (кроме стаб.фонда) их получить. Т.е. у пиндосов – кризис ПЕРЕКРЕДИТОВАНИЯ, а у нас ситуация НОРМАЛИЗОВАЛАСЬ, т.е. природа явления – кризис НЕДОКРЕДИТОВАНИЯ.

России, как всегда, повезло. Неофеодальный уклад экономики и зачаточное состояние финансовой системы не дали тяжести кредитного бремени оказалась настолько большим чтобы «утянуть» многострадальную в омут мирового финансового кризиса. Англо-американские масоны не смогли прибрать в свои жадные руки наши национальные достояния.

А теперь посмотрите направо…

Направим камеру батискафа на то, что произошло в России. Так сказать, как мы это увидели.

1. В Россию потекли ДЕНЬГИ. Вернее капиталы, в том числе репатриированные. Большая часть, конечно, в наши национальные достояния.Это были реальные капиталы, не шуршание виртуальных биржевых бумаг. Понаехали «владельцы заводов, газет, пароходов».

2. Высокие цены на сырье дали наполнение бюджета экспортными пошлинами. Внутренние налоги снижены, все в ожидании еще большего потока бабла. В этих чудных условиях, происходит естественный процесс заиливания нашего водоема. Российская экономика превращается в болото, на котором пышным цветом (в ожидании дальнейшего роста умноженного на рост) расцветает откатинг и размножается всякая живность – тот самый планктон.

3. Все наши национальные достояния рванули к неприлично дешевым Западным кредитам. Российский список Форбс и вся прочая элита стала зарабатывать и на внешнем и на внутреннем рынке посредством пресловутых «финансовых инструментов». Сиречь, торговать ветерком.

4. Российских денег никто не брал. Центробанк РФ установил ставку под перекрытие инфляции – дорого. В России российских денег было море, но они дорогие. Коммерческие банки начали игру – у кого больше соберется кредитный портфель. К счастью, доиграть не дал кризис. Лопнувший пузырь для России оказался как нельзя кстати, критической массы кредитов народ не набрал.

Что изменилось с началом кризиса:

1. Покупательский спрос несколько просел. Инвестиционные программы замораживаются или урезаются. ТНК направляют маркетинговые усилия на поддержку потребителей на домашних рынках.

2. Поток налогов в бюджет поиссяк. Кубышка правительства боль-менее демпфировала волну неплатежей по кредитам, взятых на Западе. Банки для устойчивости получили вливания из той же кубышки. Правительсво и его приближенные структуру, под шумок провернули свои делишки: кое-какие акции прикупили, где-то контроль получили, что-то прибрали к рукам, опустили рубль и пр.

3. Бизнес, наконец-то, узнал, что такое конкуренция. Жирование сменилось необходимостью выживания – снижение и оптимизация расходов, работа с поставщиками, кадровая политика. Начался нормальный процесс жизнедеятельности предприятия.

5. Происходит переориентация рынков, меняются игроки, сливаются компании. Потребитель замер в ожидании. Ненасыщенный спрос переходит в разряд отложенного.

6. В Центробанке образовалась очередь за дорогими, относительно, деньгами. Банки вынуждены заняться своим непосредственным бизнесом – кредитование бизнеса и потребительское кредитование.

Таким образом:

            1. Ипотечно-автокредитный пузырь в России в критических размерах ОТСУТСТВУЕТ, т.е. сдуваться-лопаться просто НЕЧЕМУ. Потребительских кредитов в УГРОЖАЮЩИХ объемах накоплено небыло.

2. Бизнес лишился вкусняшек на Западе вследствие чего, понурив голову, потопал за кредитами в Российские банки. Банки лишились возможности «зарабатывать» на валютно-бумажных операциях в прежнем объеме вынуждены перейти в режим тяжелого зарабатывания трудовой копеечки.

Вывод:

В наших чудесных условиях, разумеется если будут сохранены существующие тенденции, вторая волна кризиса просто НЕПРОСМАТРИВАЕТСЯ. То, что воспринимается как вторая волна – оздоровление дурно функционирующей финансовой системы и отмирание гангренозных образований неконкурентоспособных образований. Иными словами – нормализация. То же и касается потребителей. Просевший спрос и «ужатие» расходов – это не катастрофа, это нормализация потребления.

Перефразируя Сталина- жить стало сложно, жить стало труднее. Полагать, что все вернется к докризисному уровню – верх наивности. Нам, в отличие от загнивающего Запада, предстоит осваивать понимание того, как выглядит настоящая жизнь, настоящая конкуренция и рыночная экономика.

Борьба с ожирением трудна и долга.

Поделиться с друзьями

Комментарии

комментариев: 0

(максимально 200 символов)

(максимально 256 символов)