Автор

Дмитрий Фролов статей 4

«У них есть дело, которое они считают важным…»

«Фидо держится на трех китах: энтузиазме его участников, структуре координаторов и институте модераторов. Если возникли какие-либо вопросы или проблемы, пишите или в нашу местную конференцию fidonet.online.bbs или в личную почту NETMAIL) на имя Sysop, адрес 2:466/466.1…» Это выдержка из «Памятки юзеру» Фидонета – сети, которая считается прародителем Интернета. Она была основана американским программистом Томом Дженнигсом и названа в честь его мифической собаки. Регион 2:50 (Россия) появился осенью 1990 года и сразу же новые возможности стали «широко известны в узких кругах». Эти круги состояли из первых (советских тогда еще) компьютерщиков. Одним из самых значительных событий в жизни российского Fido стал путч 1991 года, когда по "фидошным" каналам передавали репортажи из Москвы в Питер и обратно, а в Белом Доме стоял временный узел Fidonet. Впрочем, российские сегменты сетей Fidonet и Интернет образовались примерно в одно и то же время и развивались в тесном сотрудничестве и взаимодействии.

Чем интернет-пользователи отличаются от простых смертных

 

 

«Фидо держится на трех китах: энтузиазме его участников, структуре координаторов и институте модераторов. Если возникли какие-либо вопросы или проблемы, пишите или в нашу местную конференцию fidonet.online.bbs или в личную почту NETMAIL) на имя Sysop, адрес 2:466/466.1…»

Это выдержка из «Памятки юзеру» Фидонета – сети, которая считается прародителем Интернета. Она была основана американским программистом Томом Дженнигсом и названа в честь его мифической собаки. Регион 2:50 (Россия) появился осенью 1990 года и сразу же новые возможности стали «широко известны в узких кругах». Эти круги состояли из первых (советских тогда еще) компьютерщиков. Одним из самых значительных событий в жизни российского Fido стал путч 1991 года, когда по "фидошным" каналам передавали репортажи из Москвы в Питер и обратно, а в Белом Доме стоял временный узел Fidonet. Впрочем, российские сегменты сетей Fidonet и Интернет образовались примерно в одно и то же время и развивались в тесном сотрудничестве и взаимодействии.
Вклад Fido в Интернет весьма значителен, ведь многие известные и сегодня деятели Рунета начинали как в раз в Фидо. И были они тогда молоды, имели своеобразный внешний вид, вели ночной, как правило, образ жизни, словом – были чем-то вроде инопланетян в глазах обывателей.
Постепенно жизнь менялась, Интернет проникал в нее все больше и больше. Убедить маркетологов, что «интернетчики» - «такие же люди, как и все», а стало быть, их потребительское и прочее поведение мало чем отличается от «среднестатистического россиянина» было нелегко, но капля камень точит. В итоге, сегодня Интернет стал вторым после телевидения каналом распространения рекламы. Однако сомнения в том, «обычные ли это люди» все же есть. Что по этому поводу думают ресечеры, профессионально занимающиеся этой темой?
На наши вопросы отвечает Светлана Петухова, руководитель Департамента интернет-исследований Фонда «Общественное мнение» (ФОМ).
Дмитрий Фролов: Как вы отличаете «интернетчиков» от «не интернетчиков»? Насколько точны ваши измерения?
Светлана Петухова: Мы, т.е. Фонд «Общественное мнение», занимаемся измерением Интернета с 2002 года. За основу нашей методики были взяты разработки компании Nielsen, считающиеся в этой области «мировым стандартом». Мы задаем респонденту вопрос в следующей формулировке: «Приходилось ли Вам пользоваться интернетом? Если да, то когда Вы это делали последний раз?» Соответственно ему показывается карточка с вариантами ответов: «Приходилось», «Никогда не пользовался», «Не знаю, что такое интернет». Если пользуется, то выясняем – как часто: «За последние сутки», «За последнюю неделю», «Три недели», «Месяц», «Три месяца», «Полгода», «Год». Такая формулировка вопроса позволяла, во-первых, сопоставлять полученные данные с зарубежными исследованиями, т.е. делать международные сравнения. С другой стороны, позволяла выделять разные группы «интернетчиков» по параметру частоты пользования (каждый день, раз в неделю, месяц и т.д.).
В начале мы считали, что ядро интернет-аудитории составляют те, кто пользуется им хотя бы раз в полгода. Однако постепенно понятия менялись. Так, в 2010 году ядром стали считаться те, кто пользуется Интернетом раз в месяц, а сегодня, в 2013 г., ядро – это те, кто «сидит там» каждый день, а вот те, кто использует его раз в месяц – это т.н. «редкие пользователи». Под интернет-аудиторией сегодня часто понимают тех, кто использует Интернет не реже двух-трех раз в неделю.
Д.Ф.: Скажите, а у Вас есть уверенность, что все люди правильно понимают этот вопрос? Если человек пользуется платежным терминалом, то он может видеть на экране, что идет запрос куда-то (через Интернет, конечно), потом появляется ответ. И это тоже можно трактовать как «пользование». Собственно, неважно, как можно трактовать, важно, как его трактуют ваши респонденты.
С.П.: Мы были точно уверены, что они правильно понимают этот вопрос до того, как стал развиваться мобильный интернет. Потому что с появлением мобильных услуг, связанных с мобильным телефоном, либо просто с появлением тех же терминалов привычные формы оплаты услуг начали меняться, их границы потеряли четкость. Раньше было понятно: вот я заполнил квитанции, иду в Сберкассу и даю их «девушке в окошке». Сегодня я могу платить за ЖКХ из дома, и даже в отделении Сбербанка «девушка» вышла из окошка и учит меня пользоваться банкоматом. Если я пользуюсь мобильным телефоном или шире - девайсом, то вообще не всегда понимаю – в Интернете я или нет. Я прихожу в кафе, там есть Wi-Fi, мой планшет сам, «без спроса» входит в Интернет, пока я сажусь за столик. То есть, граница между двумя мирами – онлайн и оффлайн - абсолютно стирается. И сейчас все сложнее выяснить, пользовался интернетом человек или нет. У нас как-то было исследование по мобильному интернету, и мы задавали вопрос двумя способами. Первый стандартный. А во втором – мы дополнительно спрашивали, что именно респондент делал с помощью телефона: проверял почту, смотрел карту и т.п. И получилось, что есть доля так называемых неосознанных пользователей мобильного интернета. Люди, которые ответили, что они выходили в приложение Facebook, пользовались картами, но при этом в вопросе, пользовались ли они мобильным интернетом, они ответили: «Нет».
Д.Ф.: Когда это было, и какова эта доля?
С.П.: Это было в 2010 году. Точную долю сказать не могу. Но это не единицы, а десятки процентов
Д.Ф.: Прекрасно. Наш понятийный круг расширился. У нас теперь есть не только «пользователь», который с той или иной частотой пользуется Интернетом, но и «неосознанный пользователь». И как нам с этим дальше жить?
С.П.: Нужно менять технологию исследований. Зарубежные исследователи в своих опросах уточняют базовый вопрос: «Приходилось ли Вам пользоваться мобильным интернетом за последний месяц?» и в скобочках пишут о чем речь: «проверять электронную почту», «пользоваться социальными сетями», то есть они наводят человека.
Д.Ф.: Минуточку, Вы сказали: «Они наводят его на мысль», но ведь интервьюер не должен этого делать.
С.П.: Это «у них там» наводят на мысль, но мы этого не делаем. Однако, никто не мешает использовать проективные методы. Возможно, в будущем мы введем дополнительную карточку с перечислением вариантов действий респондента, позволяющую отнести (или не отнести) его к группе «неосознанных пользователей».
Д.Ф.: Когда появились эти «неосознанные»?
С.П.: Примерно, в 2003/04 гг., когда уровень проникновения мобильной связи превысил 50%. Примерно в то же время существенно выросла пропускная способность каналов связи, ШПД начал вытеснять модемы dial-up.
Д.Ф.: Давайте подведем первые итоги: перечислите, пожалуйста, актуальные сегодня сектора пользователей Интернета. Другими словами, кого мы называем «интернетчиками»?
С.П.: На одном полюсе - ядро аудитории, в него входят те, кто пользуется Интернетом хотя бы один раз в день. На другом – те, кто пользуется Интернетом раз в месяц или реже. Промежуточная группа – те, кто пользуется один, два или три раза в неделю. Наконец, есть группа «редких пользователей» - те, кто пользуется Интернетом раз в год или реже. Их условно можно отнести к «непользователям». Эти группы различаются по стилю жизни, причем по одним параметрам они входят в одни «альянсы», а по другим – в другие. На все это накладывается некоторая неопределенность, вызванная размытостью понимания респондентами понятия «мобильный интернет». Зато ограничения, накладываемые работодателями, в отношении использования Интернета на работе, можно считать незначительными, поскольку люди имеют возможность «оторваться» дома, сектор домашнего Интернета весьма велик и постоянно растет. За последние три года доля тех, кто выходит в Интернет только вне дома упала с 15% (2010 г.) до 7% (2012 г.).
 

 

Поделиться с друзьями

Комментарии

комментариев: 0

(максимально 200 символов)

(максимально 256 символов)