Про книжный бизнес

  •  Интересное мнение Леонида Бершидского (https://www.facebook.com/bershidsky) на статью Анны Наринской про книжный бизнес, цензуру, капитализм и т.п.

    Сама статья здесь: Все в одном переплете

    Мнение:

    В тексте Anna Narinskaya о мастодонте, который образуется из ЭКСМО и АСТ, основной посыл в том, что экономическую эффективность в условиях нашего недокапитализма часто используют как эвфемизм для цензуры. И вот Олег Новиков, который всегда стоял за экономическую эффективность, будет по сути руководить всем книжным рынком. Мне некуда, кажется, написать колонку про то, что это близкое многим рассуждение – кривое. Дело в том, что я обе ситуации, о которых говорит Наринская, изучил на своей шкуре: и бывал уволен как главред СМИ, и с Новиковым работал и хорошо его знаю.
    Так вот.
    Если издание (журнал) не приносит прибыли, его главред все время ходит под дамокловым мечом. Его очень легко уволить хоть по звонку, хоть из страха. Нет прибыли? Значит, кого ни назначь, хуже с точки зрения владельца не будет, и главред для него – разменная монета. Уволил его, заработал какие-то очки – ну и хорошо. То же и с изданием в целом: если оно геморрой приносит, а деньги – нет, лучше его закрыть (как было с газетой Московский корреспондент).
    Иное дело, если главред делает хорошо продающийся продукт. Его гораздо труднее уволить (а вдруг преемник все развалит?), и потому он может сопротивляться и цензуре, и звонкам. В коммерческой успешности – секрет Ведомостей и Форбса. Они прибыльны и потому нецензурируемы; даже их честные и не любящие цензуру западные издатели не очень дорожили бы главредами, если бы те делали плохо продающиеся продукты. 
    Разница между хорошим издателем и плохим – в понимании инерции. Хороший издатель не выкапывает рис, только посеяв. Он понимает, в чем разница между хорошим и плохим продуктом, и, видя хороший, готов ждать денег, зная, что рекламный рынок донельзя инертен. Плохой издатель готов разменивать редактора, не увидев прибыли через какой-нибудь год.
    На книжном рынке, на самом деле, похожая история. Я видел Новикова в деле, и, например, издавал под его началом биографию Навального, злую книгу Илья Жегулев про ПЖИВ и книгу про коррупцию в Подмосковье, которую изымали подмосковные менты. И вот как оно устроено: когда Новиков видит потенциал для больших тиражей, он готов рисковать политическими неприятностями. Он бизнесмен и жесткий человек, и для него исключительно важно не быть терпилой. Оборотная сторона этого расклада такова: если книга сулит политический геморрой и не сулит тиражей, она не выйдет.
    В России есть капитализм. Вполне себе настоящий в том смысле, что любое решение основано на оценке соотношения "риск-вознаграждение".
    Вывод такой: хороший продукт, неугодный властям, будет жить и у нынешних журналньных издателей (тех из них, которые про деньги), и у Новикова. А не очень хороший – не будет. Как бы ни хотели мы верить, что все мы и наши друзья делают только хороший продукт, это не вполне так. С точки зрения собственников, хороший – это который продается. Это такие люди, собственики-то, и в России, и где хочешь. Такие дела. 

(максимально 200 символов)

(максимально 256 символов)