Самое новое

Робер Лепаж играет леди Макбет на Гоголевском бульваре

С 14 по 24 октября в Московском музее современного искусства на Гоголевском бульваре в рамках фестиваля «Территория» покажут видеоинсталляцию аргентинского режиссера Матиаса Умпьерреса, созданную по мотивам «Макбета».

Робер был открыт к любым комментариям и вопросам с моей стороны, которые касались репетиций и самих спектаклей. Его замечания всегда носили очень уважительный характер. Он никогда не говорил мне, что я что-то делаю неправильно, что так делать нельзя. Мы оба признавали авторитет режиссера в работе над проектами друг друга. Когда мы работали над «Империей», Робер принимал тот факт, что последнее слово и решение будет за мной. Например, актеры, занятые в моем проекте, не до конца понимали, каков будет финальный результат, но они мне полностью доверяли, в том числе и Робер. При том, что ему нужно было исполнять роль, которую до этого всегда играли женщины. Так что это была действительно вера в неизвестное.

Фото DR

Почему вы выбрали именно «Макбет»?

Это актуальная пьеса. Самое главное — это трагедия. Мне интересно понять, где сегодня располагается точка трагедии. На мой взгляд, трагедия сегодня в области политической власти. В современной Испании это прямое следствие ситуации 1990-х годов. После того, как в 1975 году закончилась диктатура Франко, начался переходный период, продолжавшийся вплоть до 1990-х годов. После вступления в ЕС в Испанию хлынул поток денег, появилась коррупция. Покончив с диктатурой, мы оказались под властью денег. При этом, разговаривая об Испании, я пытаюсь осмыслить эту ситуацию в более глобальном плане.

Почему инсталляция называется «Империя»?

Многие политики хотят видеть себя императорами. Мне интересно исследовать процесс становления власти, зарождения имперского сознания. В «Макбете» речь идет именно об этом. Но любая империя формируется за счет людей, кто-то другой всегда страдает.

Зачем в спектакле, где исследуют политическую проблематику, заглавную мужскую роль играет женщина и наоборот?

По-моему, демократия – это ситуация, когда гендер не имеет значения. Я считаю, что любую роль может играть как мужчина, так и женщина.

Для проекта принципиально важна музейная площадка?

В основе проекта лежит концепция музеификации спектакля. Почему, например, записи старых спектаклей хранятся в архивах, а не выставляются в музеях, где их сможет увидеть любой желающий? Для меня важно, чтобы моя инсталляция демонстрировалась в пространстве, предназначенном для хранения произведений искусства.

Вас называют «звездой междисциплинарного искусства». Как вы ею стали?

Это факт моей биографии. Я родился в Аргентине, мои родители из Уругвая, мои предки – испанцы и французские баски. Когда я живу в Уругвае, то скучаю по Аргентине и наоборот. В какой-то момент я понял, что всегда нахожусь в каком-то пограничном состоянии. Мне кажется, отсюда и происходит моя тяга к совмещению разных медиа. Мне интересен вымысел самого разного рода, от кино и театра до оперы и цирка. Не хочу ограничивать себя рамками чего-то одного.

В живом театре если режиссера что-то не устраивает, он может дать новые вводные актерам, что-то исправить. В видеоинсталляцию изменения вносить сложнее. Получается, это уже не театр.

Видеоинсталляция – это не какая-то единая запись, где ты приходишь и нажимаешь кнопку play. У нас задействовано несколько экранов, поэтому работает очень сложная система синхронизации. Бывает, что техника ведет себя капризнее актеров. Всегда нужно быть начеку, чтобы внести исправления.

Завсегдатаи музеев привыкли относиться к видеоработам довольно снисходительно — посмотреть несколько минут, отойти вернуться. Для вас важно, чтобы зритель посмотрел «Империю» от начала до конца?

Изначально проект задумывался как кошмар леди Макбет. В начале видео она просыпается. Сон превращается в кошмар. А заканчивается история ее смертью. Видео закольцовано, зритель может смотреть его с любого момента. Это лишний раз подчеркивает нескончаемость цикла сна и бодрствования.

Особенностью программы Rolex «Ментор и протеже» является то, что ее итогом не обязательно должен стать какой-либо культурный продукт. Что важнее лично для вас – процесс или результат?

Процесс важнее. «Империя» – это только первая часть проекта «Музей вымысла». Мы уже сейчас работаем над продолжением. Я бы хотел, чтобы этот проект сопровождал меня всю жизнь. Я бы хотел попробовать себя в опере или в музыкальной комедии. Мы вместе с Робером провели два с половиной года, поэтому я хотел, чтобы это сотрудничество вылилось в конкретный результат, который можно было бы показать публике.

Читать далее на источнике...


Теги: Нет
комментариев: 0

Также по этой теме:

(максимально 200 символов)

(максимально 256 символов)