Самое новое

Феномен Лабковского: как самый узнаваемый психолог России зарабатывает 130 млн рублей в год на лекциях о счастье

Михаил Лабковский стал одним из первых популяризаторов психологии в России, покорил радио и телевидение, написал самую продаваемую книгу в истории российского нон-фикшн и изобрел жанр психологических стендапов. Бешеную популярность он научился монетизировать: совокупный доход психолога превышает 10 млн рублей в месяц

Исцели себя сам

Классический психолог — человек с букетом душевных проблем, который хочет вылечить в первую очередь себя, уверен Михаил Лабковский. Он сам с детства страдал синдромом дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) — заболеванием, которое мешает концентрироваться даже на самых простых задачах. «Я не мог предложение до конца дописать — рука уставала. Начинаешь думать, и сразу сто мыслей в голове, не знаешь, за что хвататься», — вспоминает Лабковский. Но советские врачи это заболевание не диагностировали. «Учителя не могли понять, что со мной не так — вроде не тупой. Ленивый, что ли? Наверное, мама дома не лупит». Эта особенность определила большую часть жизни Лабковского: внук знаменитого советского историка Альберта Манфреда, он дважды отчислялся из института, в первый раз — с театрально-режиссерского факультета Института культуры, во второй — с исторического факультета педагогического института. Образование психолога Лабковский получил только в 28 лет, окончив факультет психологии и педагогики (психфак) Московского педагогического государственного университета. «В школе я был двоечником, в институте — троечником. И, кстати, из троечников получаются лучшие бизнесмены. Упал, отряхнулся, дальше пошел — все как в бизнесе», — рассуждает Михаил.

Еще во время учебы на психфаке в середине 1980-х он начал работать в общеобразовательной школе — сначала учителем младших классов, а потом школьным психологом. «Хотя что я в этой роли делать должен был, тогда никто не понимал. Как в песне поется: жопа есть, а слова нет — в то время психологов в школе не было вообще, и директор не представлял, что со мной делать». Школьная зарплата была мизерной — 69 советских рублей. «Мне буфетчица в столовой из жалости вторую котлету в пюре бросала и говорила: «Если бы ты, дебил, был моим мужем, я бы давно тебя из дома выкинула», — смеется Лабковский.

Получив диплом психолога, Михаил в поисках лучшей жизни переехал в Израиль. Там ему на основе советского диплома присвоили вторую степень магистра, что дало право работать по специальности. Лабковский устроился психологом в вечернюю школу, потом в мэрию Иерусалима, где работал с трудными подростками в колониях, а затем в компанию Family Mediation Service — посредник при разводе, который помогает без суда решать вопросы о разделе имущества и детях.

Но мечты о высоком доходе разбились о размер муниципальной зарплаты — платили $1100, 600 из которых он тратил на квартиру. «Ничего не мог с собой поделать — как родился в центре Москвы, так и люблю, чтобы было «дорого-богато», — разводит руками психолог. Из-за жизни не по средствам он влез в долги и через четыре года решил вернуться в Москву.

Экранный аналитик

В Москве конца 90-х Михаил Лабковский впервые занялся бизнесом. Давал частные консультации, брал по $50 в час — в пять раз раз больше, чем платили в Израиле. Чтобы увеличить поток клиентов, Лабковский решил выйти в медийное поле: сам позвонил на несколько радиостанций и договорился об авторской программе на радио «Надежда». «Это был дикий рынок 90-х: вместо рекламы обычно приезжал мужик на грузовике и в прямом эфире продавал людям люберецкие ковры. И я тут с психологией», — вспоминает Михаил. Разговоры по душам были в новинку российским слушателям, и программы с Лабковским вызывали интерес. Но настоящую славу психологу принесло телевидение.

На голубой экран Лабковского привела родная тетя, которая работала в государственном историческом архиве СССР. Через коллег она помогла Михаилу попасть на канал «Россия-1». Лабковский «учился в процессе» и вскоре стал автором и руководителем дневной программы «Семейный очаг». «Ну что там днем показывают — мода, дом, ремонт, всякая фигня такая и психология до кучи», — описывает первый телеопыт Лабковский.

После этой программы молодой харизматичный психолог пошел «по телевизионным рукам»: в качестве эксперта участвовал в скандальной программе «Про это» и «Принципе домино» на НТВ, в «Моей семье» Валерия Комиссарова, ночных эфирах на радио «Эхо Москвы». «Я пропагандировал психологию для всех — чтобы человек, когда ему плохо, не шел бухать или вешаться, а обращался к психологу или психиатру. Это было своего рода революцией — психологической культуры в стране тогда не было», — констатирует Лабковский.

Фото Олега Яковлева

Всплеск массового интереса к психологии в России возник именно благодаря Лабковскому, подтверждает Амина Назаралиева, врач-психотерапевт, соучредитель психологического центра Mental Health Center. «Почву для него подготовил Андрей Курпатов, который тоже начинал выступать на телевидении, но к нему профессионалы относятся с еще большим скепсисом, — рассказывает Назаралиева. — Лабковский попал в цель со своими простыми истинами про любовь к себе». Главный компонент успеха «телепсихологии» кроется в том, что речь в таких передачах идет об общечеловеческих темах: ревности, сексе, воспитании детей, изменах, самооценке, отношениях с родителями, добавляет Илья Шабшин, психолог, специалист «Психологического центра на Волхонке». «Более того, предлагаются простые решения и ответы. Нет углубления в детали и нюансы, как это делается во время психологического консультирования и психотерапии. Часто даются инструкции и советы – чего во время консультации происходить не должно: профессиональный психолог советов не дает», — считает он. По словам Амины Назаралиевой, сыграла роль и история российского общества, в котором долгие годы насилие и подавление личности были нормой: «Секса в советском союзе официально не было, об отношениях и переживаниях говорить было не принято. А любая значимая часть жизни человека, о которой долго умалчивается, будет вызывать интерес».

Благодаря популярности на ТВ и радио, цена на частную консультацию Лабковского добралась до $200. Но сама медийная активность дохода не приносила. «У нас поэтому и телевидение такое херовое, что никто не платит гостям на программах. Считается, что это гостю надо, это его реклама. Я с этим в корне не согласен — на телевидении нет гостей, это работа, которая должна оплачиваться», — считает Михаил.

Иногда такая принципиальность выходила Лабковскому боком. Психолог вспоминает, как в начале 2000-х Елена Малышева (автор программ «Здоровье» и «Жить здорово!» на «Первом канале») предложила ему роль ведущего в программе о психологии под названием «Голая правда». После того, как отсняли две передачи, Михаил поднял вопрос об оплате. На съемки его больше не звали. «Первый канал», 26 минут славы каждую неделю. Миллионы мимо прошли. Это не просто бесплатная реклама, это совсем другая жизнь бы была».

Шесть правил

Другая жизнь наступила для Лабковского в канун пятидесятилетия, когда он наконец вылечился от СДВГ. Помогла бывшая супруга, которая тогда работала в больнице в Израиле. «К ним с лекцией приезжал психолог, который рассказывал о взрослых людях с диагнозом СДВГ. Жена послушала, позвонила и сказала: «Я поняла, что это про тебя», — вспоминает Лабковский. — Я очень ей за это благодарен, потому после этого момента у меня началась новая жизнь. Я понял, почему я страдал, почему все бросал, ничего не доводил до конца — это все сопутствует заболеванию».

Читать далее на источнике...


Теги: Нет
комментариев: 0

Также по этой теме:

(максимально 200 символов)

(максимально 256 символов)